Екатерина Ляпунова: Реветь нам было некогда

В годы Великой Отечественной войны наши соотечественники сделали все, чтобы защитить родину! Каждый День Победы для Екатерины Ивановны Ляпуновой из Костромской области, участника Великой Отечественной войны, праздник со слезами на глазах, как и для каждого из нас. Ветеран прошла и трудовой и военный фронты.

Екатерина Ивановна Ляпунова рассказывает истории военных лет Флуну Гумерову, фото: МК в Костроме

Теплые встречи в кругу родных и близких, друзей в майские победные дни проходят каждый год. Так у Ляпуновых принято, так заведено. Праздничный стол, черно-белые снимки и, воспоминания о боевых буднях, о которых забыть не получается.

Екатерина Ивановна помнит все до мелочей: как уходила на фронт с любимой работы, как воевала, и то, как вернулась домой и продолжила трудиться в артели «Красный кустарь» в Красносельском районе (ныне это завод «Красносельский Ювелирпром»).

Екатерина Ивановна, как и многие красноселы, родилась в большой крестьянской семье. В 1938 года юная Катя пошла работать в артель «Красный кустарь», где быстро обучилась ювелирному делу и наравне со взрослыми трудилась в цехе скани, ее подружки покрывали эмалью значки. Когда началась Великая Отечественная война, Екатерине Ивановне было 17 лет.

– Как вы попали на фронт, как решились в столь юном возрасте?

– В первый год войны мы продолжали работать, на фронт нас пока не брали. С пяти утра мы, девчонки и мальчишки, рыли окопы. Потом в Костроме от железнодорожного вокзала до Волги копали рвы. Затем – в Ярославле.

– Вернулись домой, и нас направили пилить лес. Нам, девчонкам, выделили каждой по пять кубометров леса. Мы объединились в пары. Нам надо было выпилить десять кубов: дерево очистить, напилить дров и уложить. Потом в марте 1943 года я с подружками пошла работать на торфозаготовительное предприятие с. Сухоногово. С работы нас домой не отпускали. А когда вернулись в Красное папа мне и говорит: «Вот тебе повестку принесли, в понедельник к райвоенкомату велели со всеми вещами прийти и на фронт».

– Как вы отнеслись к такой новости?

– Стали с подругами решать, в чем ехать на фронт. Обувь-то вся износилась. В Костроме купили вместо брезентовых бахил, в которых до этого ходили, стеганые бурки да калоши. В понедельник отправились пешком в Кострому. Пришли на вокзал, сели в товарный вагон и поехали. Сошли с поезда в Ярославле, и отправились в военкомат. Народу здесь со всей области очень много было. Переночевали в коридоре между первым и вторым этажами, а утром, часов в семь, всех девчат переписали. Нас оформили в 46-й зенитный пулеметный полк. Из Ярославля приехали в Полтаву, а там такой дождь шел. К месту нужно было идти через трясину. Пришли в пункт назначения все грязные. Разметили нас в помещении, напоминающем бомбоубежище: без окошек, пол и стены были каменные. Сели спина к спине, ноги под себя подогнули и до утра остались ждать. Утром расформировали по частям, взводам, ротам. Высадили нас в двадцати километрах от станции, в которой после бомбежки остались всего один деревянный дом и колодец-журавль. Командиром роты у нас был лейтенант Калина.

– Чем девчата занимались в полку?

– Сначала дали саперные лопаты. Нам нужно было выкопать котлован и установить пулемет. Копали по очереди. К утру вырыли себе землянку, сделали закуток вместо кровати, чтобы спать. Потом крышу сооружать начали. Кое-как напилил бревен, притащили на своих плечах, и покрыли ими крышу. Из мужчин-военных у нас были только командир роты и три командира взвода: Кононов, Холявко и Пугачев. Они нас, конечно, жалели и звали дочками.

– В каком населенном пункте это было?

– На станции «Абазовка» в Украине. У пулемета дежурили и девчонки и мужчины: командир, наводчик, прицельный и тот, кто пост несет. Вскоре первый взвод перевели на другую сторону станции, третий взвод перешел через реку, а мы остались на месте. Эшелоны то и дело шли на фронт и обратно. Тут две линии были, и стрелочники переключали их туда-сюда. Помню, один раз нас чуть не взорвали, когда мы переехали на другое место. Местные ребятишки, брат с сестрой Васька и Галинка, прибегают к нам и говорят: «Товарищ лейтенант, вон там договариваются станцию взорвать, где переводят стрелки, там действуют бандеровцы». Тогда троих человек поймали. Нас учили каждый день. Первым делом, как просыпались, мы не стояли на месте. Например, со станции «Абазовка» нас перевели за 5-6 км на другую, а тех, кто впереди – еще дальше. Наша, девятая рота, была впереди всех. Служили мы во втором взводе. Когда стояли на р. Хоморе и охраняли новый железнодорожный мост, одна женщина сообщила, что диверсанты договариваются взорвать его.

– По каким фронтовым дорогам Вы прошли?

– Мы с однополчанами прошли Польшу, Чехословакию, Украину. Наша часть осуществляла прикрытие. Армия гнала немцев в Германию, а мы следом шли за ними. В Украине мы побывали в Шепетовке, в хате Николая Островского (ныне это музей Н.А. Островского). Здесь узнали о гибели Олега Кошевого, Сергея Тюленина, девушках, которых казнили и сбросили в шахту. Польша нас хорошо встретила. Жили в частных домах: мы – в одной комнате, хозяева – в другой. В Украине население хорошо встречало, но всегда нас предупреждали, чтобы бандеровцев остерегались.

– Все ли вернулись с фронта живыми?

– К сожалению, у нас погибла Аня Популина из Ярославля. Это случилось, когда мы стояли неподалеку от Шепетовки. Два вражеских самолета хотели разбомбить новый деревянный мост. Один бомбардировщик полетел прямо на нас, а другой – остался бомбить. Первую бомбу сбросил в реку, вторая попала в третий взвод, где и была наша Аня. На войне, конечно, было страшно, холодно и голодно. Но реветь нам было некогда, разве только когда письмо из дома придет, и если узнавали, что кто-то из родных ушел из жизни.

– 9 мая 1945 года где встретили?

– Из Польши нас перевели в Германию. Мы прикрывали тылы. В это время было уже тепло. 7 и 8 мая мы отдыхали под открытым небом, сидели и спали на лавках. В ночь с 8 на 9 мая такая стрельба началась, все вскочили и очень переживали о том, что случилось. Командир роты идет (у нас уже другой командир был) и говорит: «Не беспокойтесь, девчонки, война кончилась! Победа!» Это было часа два ночи. Я лично салютовала в День Победы. Это была большая радость!

– После Дня Победы сразу отправились домой?

– Нет, не сразу. 10 мая мы зашли в бомбоубежище в Германии. А там и живые, и мертвые, много стариков. В подвале стужа. Две старушки лежат и нам говорят: «Пани, пани…», руки нам целуют. Мы налили им воды в бутылки. Старенькому дедушке говорим: «Все, войне капут». Вынесли его на улицу на солнце, дали кусок хлеба, отвернулись. Когда повернулись к нему, он уже мертвый был. Видимо откусил кусочек хлеба, да так сидя с хлебцем в руке и умер. 11 мая нашу часть перевели в Чехословакию, в г. Моравская Острава. Мы с девчонками патрулировали этот город. А потом стали отправлять эшелонами. Сели мы в товарный вагон и домой…

– В Красное когда вернулись?

– Домой приехали в середине августа 1945 года. Вернулась в звании сержанта. Сначала прибыли в Ярославль, а оттуда на пароходе до Красного. От артели, где я до войны работала, за нами прислали машину. Отдохнули мы, и на работу, на ювелирку. Я продолжила работать в цехе скани. Мой общий трудовой стаж 41 год. За свой труд получила орден Октябрьской революции.

– О чем мечтаете сегодня?

– Очень хочется, чтобы не было войны, чтобы люди жили мирно, дружно.


От автора: После войны Екатерина Ивановна вышла замуж. Родились дети: три дочери и сын. Ветеран разыскала многих своих однополчан, и долго поддерживала с ними связь. Но с годами ниточки, соединяющие боевых товарищей, разрывались одна за другой…

Сегодня Екатерине Ивановне 94 года. В декабре нашей героине исполнится 95. Ветерана своей заботой окружают родные и близкие. Екатерина Ивановна всегда рада гостям. Вот и в майские дни по традиции к уважаемому человеку заглянул депутат Костромской областной Думы Флун Гумеров. К своей подопечной он приходит каждый год с цветами и подарками. Вместе беседуют о жизни и военных годах.

«Искренне люблю и уважаю Екатерину Ивановну за то, что она жизнелюбива. Удивляет ее нескончаемый оптимизм, которым она заряжает всех вокруг. Смотрю на нее и думаю, какое сильное поколение мы потеряли в годы Великой Отечественной войны. Выжили единицы, и сегодня они рассказывают о той войне новым поколениям. Так память передается потомкам. Все мы в неоплатном долгу перед нашими ветеранами», – подчеркнул народный избранник.

Сегодня дети, внуки и правнуки не дают скучать Екатерине Ивановне. Они вселяют надежду и радуют своими успехами. С таким надежным тылом ветерану ничего не страшно. Да и бояться нечего. Победу и мирное небо над головой она вместе с однополчанами завоевала более 70 лет назад. За что сегодня мы все их благодарим.


Источник: MK.RU